about

aluka.zabkrai.ru

персонаж
C
ПО

Региональная медицина: кому от нее жить хорошо и как лечат наших детей

 

Суровая реальность российских больниц в регионах поражает своей способностью не только вылечить пациента от несуществующей болезни, но и попутно заразить его двумя-тремя вполне реальными.

Дежурный врач детской поликлиники, стоя на пороге нашей квартиры, потянулась за направлением: «Вашему ребенку необходима срочная госпитализация в инфекционную больницу, анализы и снимок будут готовы на следующий день». От страха подкосились ноги, ведь о старой инфекционке, в народе ходят не самые лестные отзывы. Пришлось проверить на себе и провести предновогодние дни в детском отделении Краевой клинической инфекционной больницы (ККИБ) Забайкальского края, которая оставила массу впечатлений и образов.

Минздрав предупреждает, а пациент располагает

«Дети - живые цветы земли», - это не только Максим Горький говорил. И за этими цветами необходимо ухаживать, поддерживать их в здравии, а если не дай Бог, ребенок заболел, любой родитель в «лепешку» расшибется, только бы его чадо вновь улыбалось. После посещения доктором, схватив ребенка, я вприпрыжку побежала в платную клинику. Сдав анализы и сделав снимок легких, диагноз был установлен – пневмония легких на начальном этапе. Малышке едва исполнился годик, поэтому медлить мы не стали, сами обратились в инфекционный стационар.

Дежурный врач не настаивал на госпитализации ребенка, но и отказать в ней он не мог:

- Вы будете лежать в коридоре, мест нет, - грозно произнес доктор. Но нас не испугал этот момент и через полчаса мы оказались в четырехместном боксе второго воздушно-капельного детского отделения.

Первое, на что обращаешь внимание, когда все манипуляции с твоим ребенком завершены, он, наконец, спокойно посапывает в кроватке, это обстановка, в которой ты оказался. Четыре кровати для мамочек, столько же детских маленьких, тумбочки под личные вещи, санузел, один стол и специальная бактерицидная лампа-облучатель для очистки воздуха, что удивило – приятный ремонт.

Молочная комната оказалась довольно на приличном расстоянии от нашей палаты, молодая медсестра в бело-розовой униформе протянула мне бутылочку со смесью, мне на секунду почудился запах сигарет сквозь медицинскую маску. А еще через некоторое время санитарочка, выдававшая мне пеленки, уже совершенно не стесняясь, убирала в карман, выпавшую случайно пачку сигарет. 

Что было удивительно, ведь при поступлении мною был подписан документ о том, что ознакомлена с режимом данного стационара, за нарушение которого грозит выписка без оказания должной медицинской помощи, в нем «красной строчкой» прописано, что курение на территории стационара строго запрещено.

- Надя, может ты не будешь курить, в палате уже дышать нечем! – сорвалась на крик мама двоих детей, наша соседка по палате. – Твоя полугодовалая дочь начинает плакать, когда ты надолго уходишь в «курилку».

Палата заполнилась на следующий же день, тогда же и положили к нам трем некурящим мамам, одну, которая любит «посмолить». Позже выяснилось, что существует санкционированная «курилка», где травятся, как взрослые пациенты и мамы, ухаживающие за детьми, так и младший медперсонал. А люди, которые ведут здоровый образ жизни, становятся заложниками – пассивными курильщиками, зарабатывая попутные болячки.

Новый день – новая инфекция

Оказывается, пять дней в инфекционке с пневмонией - это всего лишь полбеды. Ночью моя дочка внезапно начала плакать, сильно болел животик, схватила ее на руки и побежала к посту, медсестры на месте не было, пришлось кричать и звать на помощь, моего ребенка начало сильно рвать. Медсестра подоспела через полминуты, созвонилась с дежурным врачом и немедленно оказала помощь: поставила укол, дала лекарства.

Утром лечащий врач сообщила, что у нас скорее всего кишечная инфекция и нас во второй половине дня (когда «кишечкой» перезаражаем всех рядом лежащих детей) переведут в другое отделение, затем отправила нас на капельницу. Переезжать в новую палату, где лежат дети с другими разными инфекциями, не хотелось, поэтому попросила платную палату, чтобы лежать отдельно. Конечно, в боксе повышенной комфортности за 847 рублей в сутки, был отдельный санузел, а также телевизор, холодильник и чайник.

Обратила внимание на то, что в данном стационаре палаты называют боксами. Предполагается, что в каждом боксе должен быть отдельный санузел, что и было в предыдущем отделении, а в кишечном – туалеты общие на этаже. Согласно режиму, дети и мамы не должны выходить из палат без крайней нужды, ведь лекарства и еду приносят прямо в боксы. Однако мамам необходимо самостоятельно уносить грязную посуду, ходить в молочную комнату за питанием для малышей, капельницы и физиопроцедуры также проводятся за пределами палат, где сталкиваются одновременно почти все пациенты отделения с разными инфекционными заболеваниями. При этом врачи рекомендуют ребенка оставлять в кроватке одного, пока мама ходит за смесью. Однако моя дочь сильно плакала и вылазила из кроватки, поэтому даже с высокой температурой мы вместе выходили из палаты.

В общем, чудо-бокс с поставленной задачей не справился, дочка «подхватила» ротовирусную инфекцию, теперь помимо пневмонии нас стали лечить и от нее. На курацию нас взяла заведующая первым инфекционным отделением Людмила Брылева.

Людмила Ивановна врач-инфекционист высшей квалификационной категории, в 2003 году окончила клиническую ординатуру по детским инфекционным болезням, восемь лет работала преподавателем на кафедре инфекционных болезней Читинской государственной медицинской академии, и уже третий год работает в Краевой клинической инфекционной больнице. Что поразило в ее работе – жесткий график, при этом несмотря ни на что доктор всегда профессионально подкована и добродушно вежлива с пациентами. Радует и ее подход к маленьким пациентам и их мамам.

- В приоритете у врача – больной ребенок, - отмечает Брылева. - Прежде всего, я осматриваю, лечу ребенка, а потом работаю с мамой. Всегда прошу мам не оттягивать свое внимание на себя, конечно, иногда приходится быть настойчивой в этом плане. Связь между мамой и ребенком – самая сильная связь, поэтому, прежде всего, где бы мама не находилась, в каких бы условиях, она должна думать о своем ребенке. Как вы себя будете чувствовать, так и будет чувствовать себя ваш ребенок.

Людмила Ивановна поделилась собственным опытом пребывания в инфекционном стационаре в качестве мамы с ребенком, когда была еще старая инфекционка.

- По сравнению с тем, что было раньше сейчас – это улучшенный вариант, - говорит доктор. - Это небо и земля. Тогда кишечное отделение находилось на первом этаже, большую его часть занимала кухня и лаборатория. Палат всего было шесть или семь, они были большие на несколько мам и несколько детей. Я лежала в коридоре первые три дня и три ночи, как раз в праздники 8, 9 и 10 марта. На свое состояние тогда я совершенно внимания не обращала, главное для меня было – чтобы выздоровел мой ребенок, хотя кормила грудью и испытывала определенные неудобства. Я обычная мама, у меня двое детей. Да, сложилась такая ситуация – ребенок заболел, я никого не винила в этом, и не имеет значения какой социальный статус у моей семьи. Как мы врачи между собой разговариваем: «Каждый ребенок имеет право на понос». Ребенок может заболеть, это характерно для детского возраста. Основная моя задача была – выписаться с выздоровлением отсюда, что и произошло. Поэтому хотелось бы пожелать всем мамам, прежде всего, терпения. И, конечно, важно доверять своему врачу.

Мы доверились своему врачу, малышка пошла на поправку, нас даже чуть раньше отпустили домой. Был чудесный субботний день, мы уже почти собрали свои вещи, принесли обед. Дочери брать супчик не стала, сама с удовольствием наколола вилкой котлету и с ужасом обнаружила  сюрприз – котлета была наполовину сырая! В кишечном отделении инфекционной больницы на обед принесли сырое мясо. Как раз зашла Людмила Ивановна, чтобы дать указания по продолжению лечения дома, она-то и отобрала неготовый продукт, сказала, что обязательно разберется. И разобралась…

За все ответили

На все возникшие вопросы, корреспонденту газеты, с энтузиазмом ответила администрация краевой клинической инфекционной больницы, после выписки из стационара. Отмечу, что отношение резко изменяется, когда ты уже не пациент, а представитель прессы.

Главный врач ККИБ Сергей Юрчук признал, что проблема с курящими пациентами существует. Но администрация больницы борется с ними, как может.

- Мы знаем, что в 2015 году вступил в силу Федеральный закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака», - прокомментировал Сергей Владимирович. – В отношении сотрудников: они информированы о том, что курение на территории больницы запрещено. У нас есть такая составляющая заработной платы, как стимулирующие выплаты, которые мы можем использовать как рычаги воздействия, применяя к ним штрафные санкции. Выявляя курящих сотрудников, мы уменьшаем или лишаем их вовсе таких выплат. Объявлять выговор и увольнять медперсонал мы не можем, так как не кем их заменить, особенно младших по должности сотрудников. С пациентами ведем разъяснительную работу о том, что курить нельзя: заведующие отделениями, старшие медсестры, инженер по охране труда, хозяйственная служба борются с курящими пациентами. Кроме того, в тех местах, где все-таки курят, мы усилили вентиляцию, чтобы минимизировать неудобства для остальных. Наложить штраф на курящих мам мы не можем.

Насколько это безопасно в инфекционном плане рассказала Елена Викторовна Веселова, заместитель главного врача по лечебной работе:

- Все предусмотрено таким образом, что Вам выходить из бокса не следует: персонал должен своевременно принести питание, измерить температуру, принести лекарства. В каждом боксе имеются предбоксники, где расположены рециркуляторы (Рециркулятор — это бактерицидная лампа-облучатель закрытого типа, для очистки воздуха в помещении. Прим.авт.). Помимо этого маме и ребенку выдаются маски, на случай выхода из бокса. Согласно режиму, мамы должны максимально находиться в палате, должно быть минимум передвижений по больнице.

Кстати, на стендах в коридорах больницы размещены номера телефонов, куда могут обратиться пациенты круглосуточно. В ночное время или в выходные дни - это телефон дежурного врача, в дневное время в будние дни – телефон, который находится в кабинете у начмеда. Однако большинство обратившихся помощи в решении своих вопросов так и не получили.

- Доставка пищи организацией «Медфуд» нам осуществляется в специальных термосах, - рассказала главная медицинская сестра Елена Жигарева. - За их внешним видом и обработкой следим мы и представители компании-поставщика. Когда к нам привозят пищу, мы проверяем чистый ли термос и прочее. Экспедиторы доставляют термосы в наши буфетные, там они же переливают пищу в наши обработанные ведра, это связано с инфекционной безопасностью, с режимностью нашего учреждения. Роспотребнадзор при переходе на «Медфуд» рекомендовал нам использовать свою посуду, мы с этим согласны, ведь приятнее кушать из привычных тарелок. Буфетчица в фартуке, в головном уборе и полиэтиленовых перчатках раздает еду в боксы.  

В этом разделе пока нет информации

Контакты

Send message